Лит-салон. Библиотека классики клуба ЛИИМ

ПОИСК ПО САЙТУ

 

ЛИТ-САЛОН

Список авторов

Фольклор

Комментарии

Книга отзывов

Контакты

ПРОЕКТЫ ЛИИМ:

Клуб ЛИИМ

ЛИИМиздат

Арт-салон

Муз-салон

Конференц-зал

ПРИСТРОЙКИ:

Словарь античности

Сеть рефератов

Книжный магазин

Фильмы на DVD

Донелайтис Кристионас

Времена года

Отрывки из поэмы

Блага осени

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

До пресыщения, значит, не каждый день наедайся,
Будто на свадьбе какой, пирушке или крестинах,
Помни, не каждый день веселить свой желудок ты должен.
То-то посетуешь, если останешься вдруг без приправы,
Если придется в нужде пробавляться похлебкою пресной.
Репа, морковь, пастернак, петрушка, также и редька,
Добрый наваристый борщ из свеклы и кислой капусты
И вперемешку с бобами, горох, тушенный в горшочке,
Вкусный, густой шюпинис и крупа, дробленная мелко,
Если ее с киселем разварить потом хорошенько,
Также, скажу, и картофель, будь жареный, будь он печеный,
Ну и, конечно, грибы с приправою разнообразной —
Все это вкусно и сытно, пойдет, конечно, на пользу,
Ежели каждый день в еде знать меру ты будешь,
Ежели помнить будешь о завтрашнем дне за едою.
Но не посетуйте вы, коли слово еще вам скажу я:
Много встречается нынче, соседи, таких негодяев,
Что, от литовцев родясь, говоря на литовском наречье,
Нам на великий позор примером немцев избрали.
Много меж нами таких, что, хватив хмельного чрез меру,
Песни немецкие петь приучаются и сквернословить
И, словно немцы, торчат в шинках с утра до полночи.
Не потому ли иной, до последнего слопав запасы,
На смех людям честным на карачках ползет полуголый?
О, расточители! Нас, недостойных людей, для того ли
Благами изо дня в день одаряет щедро всевышний,
Чтобы, не зная забот, мы потом обжирались, как свиньи?
Брюхо свое ежедневно побаловать нужно, конечно,
Но не забудь и того, что прикрыть его надо одеждой».

 

«Да, это истинно так! — промолвил, шамкая, Бужас.—
Мы-то ведь знаем небось, каковыми рождаются люди:
Лапотник — так же, как барин, на свет является голым,
Голым родится король, как из подданных нищий последний.
Нищий так же, как барин хитрейший, рождается глупым,
Кормятся оба они небось молоком материнским,
Оба — барчук на шелках, на соломе — младенец крестьянский —
Плачут, пока разуметь они не начнут мало-мальски,
Бурас-малыш и барчук преисправно марают пеленки;
Тряпочкой нужно зады обтирать, без сомненья, обоим,
Нужно тому и другому пеленки мыть постоянно.
Братцы мои, не дивитесь речам моим странным нисколько,
Милые, честью клянусь, говорил я сущую правду.

 

Горестно плакать, кричать человек любой начинает,
Только-только на свет явясь из темной утробы;
После из люльки нередко зовет он спросонья на помощь.
Бурас-малыш и барчук при рожденье беспомощны оба,
Только, когда барчука в постель с почетом относят,
Бураса тут же спешат положить куда-нибудь в угол
Иль, спеленав, оставляют его на убогой рогоже.
Много ль богатств они с собою приносят, скажи-ка?
Барин еще никогда с мечом в руке не рождался,
Из материнского чрева бедняк не являлся вовеки
Ни с бороною-зубаткой, ни с вилами, ни с грабловищем.
Высокородные баре средь бурасов чванятся, будто
Плавает, лоснится жир поверх похлебки горячей.
А горемыка-крестьянин, как снимет дырявую шапку,
Так, ослепленный их блеском, трясется у печки холодной
Или же издалека перед ними гнется в поклоне.
Каждому место его, видать, назначил всевышний,
Чтобы, спесивясь, один властелином расхаживал грозным
И каждодневно другой в грязи да в навозе копался.

 

Знаем, много таких, что забитого бураса часто
Олухом круглым считают, его от души презирая.
Дурни! Ведь сами они заслужили подобную кличку.
Кто бы бездельникам этим доставил вкусные яства,
Кто бы сладким питьем всегда ублажал их, скажите,
Кто бы поля распахал, засеял да жатву убрал бы,
Кто бы зерно молотил и в город сбывать его ездил,
Если бы не были здесь ретивые Лаурас и Кризас?
Мы-то ведь знаем, что барин любой, для своих домочадцев
Осенью поздней ни хлеба и ни пирогов не имея,
Бурасу деньги сует, стараясь к нему подольститься,
Увещевает его подсобить ему в трудную пору.
Ну, а потом, глядишь, он, в бока упершись кулаками
И обо всем позабыв, ругмя ругает беднягу
И насмехается снова над ним и над всем его домом».

 

«Это я видел не раз,— отозвался Причкус,— солтыс я
Старый. По должности мне пришлось наездиться вдосталь.
Амтман ругался так, что вставали волосы дыбом,
Да и от бурасов также я брани наслушался вдоволь.
«Лодырь!» — изо дня в день кричал мне барин, бывало,
Коль ненароком случится замешкаться хоть на минуту,
По уху смажет — да так, что сопли из носу брызнут.
Барам, кажись, не к лицу обычаи свинские эти,
И особливо когда крестьяне, увидя такое,
Перестают солтыса считать за старшого меж ними,
И на него плюют, и зовут его глупою клячей.
Если бы барин меня отодрал где-нибудь на конюшне,
Ну, а часок спустя расхвалил вовсю пред народом,
Не было б, верно, тогда так обидно мне и так горько,
Люду честному теперь на глаза показаться мне стыдно,
Даже мальчишки и те надо мной глумиться дерзают.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

На страницу автора

К списку «Д»

Авторы: А Б В Г Д Е Ж З И, Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш, Щ Э Ю, Я

На главную

Крупнейшая
коллекция
рефератов

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова, Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
since 2006. Москва. Все права защищены.