Лит-салон. Библиотека классики клуба ЛИИМ

ПОИСК ПО САЙТУ

 

ЛИТ-САЛОН

Список авторов

Фольклор

Комментарии

Книга отзывов

Контакты

ПРОЕКТЫ ЛИИМ:

Клуб ЛИИМ

ЛИИМиздат

Арт-салон

Муз-салон

Конференц-зал

ПРИСТРОЙКИ:

Словарь античности

Сеть рефератов

Книжный магазин

Фильмы на DVD

Еврипид

Орест

Эписодий пятый

Электра

Скажите мне, Ореста унесло
Божественным безумием отсюда?

 

Предводительница хора

Нет. В Аргосе на сходке он, и там
Последний бой теперь решает, верно,
Простят ли вас, царевна, или нет.

 

Электра

О, горе! Кто ж его идти подвигнул?

 

Предводительница хора

Пилад. Но вестника я вижу: он
Из города и с вестью об Оресте.

 

Входит вестник.

 

Вестник

О горькая, оплаканная дочь
Атридова, державная Электра!
Иду к тебе — увы! — с печальной вестью.

 

Электра

Все этим сказано… начало — все.

 

Вестник

Решением пеласгов вам с Орестом
Назначено сегодня умереть.

 

Электра

О, горе! То, что было страшной тенью
Грядущего оплакано, сбылось.
Но самый ход борьбы, слова речей,
Решивших смерть, хочу я слышать, старец.
Скажи еще: под каменным дождем
Иль под ножом, что пресечет дыханье,
Несчастие с Орестом разделю.

 

Вестник

Я из полей сегодня в городские
Ворота шел — хотелось о судьбе
Атридовых детей мне поразведать.
Привязан я к семье твоей давно,
Она мне помогала, и, хоть беден,
Друзьям храню я верность. Посмотрю —
Со всех сторон толпа, и к холму тянут,
Садятся там: когда-то в первый раз
На том холме, чтоб дать ответ Египту
За дочерей, Данай устроил сход.
И, сборище увидев, я из граждан
С вопросом обращаюсь к одному:
«Иль новое что в Аргосе, иль вести
Крылатые из лагеря врагов?»
А он: «Ослеп ты, что ли, что Ореста
Не видишь,— ждет его последний бой:
О голове тягается». О, лучше б
Незрячим быть тогда мне. Грустный вид!
Пилад и брат твой — скорбью и недугом
Размаянный и сумрачный один,
Другой печаль его с любовью делит
И, как дитя, больного бережет.
Когда ряды наполнились, герольда
Раздался крик: «Кто хочет говорить?
Вопрос: казнить иль не казнить Ореста,
Что мать убил?» Талфибий первый тут
Встает, с отцом твоим громивший Трою.
Оратор был уклончив, как и все
Поклонники удачи: он искусно
Превозносил отца, но не решился
Хвалить Ореста — вкрадывались в речь
Слова о двух концах, он новый способ
Для родственных расчетов порицал,—
Не забывая партии при этом
Эгистовой улыбки расточать.
Таков уж род их. К сильному герольды
Душою льнут. Талфибию друзья —
Влиятельный да облеченный властью.
Царь Диомед за ним в искусной речи
Советовал ваш смертный приговор
Изгнанием сменить благочестиво.
Восторгов шум и ропота покрыл
Его слова. Но вот поднялся с места
Безудержным и дерзким языком
Прославленный, навязанный аргосец.
Шум на руку ему, и слов своих
Он выбирать не любит, мастер судей
Самих еще запутать. (Мед в устах
И зло в душе — такой советчик язва.
Зато совет и умный и благой
Пусть не сейчас, но польза увенчает;
Властям судить оратора нельзя,
Не посмотрев, что выйдет, и советчик
Лишь по плодам познается, как врач.)
О каменной для вас с Орестом казни
Он вопиял, Тиндаром наущен.
Но вот встает оратор — не красавец,
Но крепкий муж; не часто след ноги
На площади аргосской оставляя,
Свою он землю пашет — на таких
Теперь страна покоится. Не беден
Он разумом, коль случай есть порой
Помериться в словесном состязанье,
А жизнию он — безупречный муж.
Оратор наш не смерти для Ореста
Потребовал — венца, что не сробел
Он за отца вступиться и пред казнью
Безбожницы лихой не отступил.
А то потом хоть и копья для битвы
Не доставай, походы позабудь.
Охотника всегда найдешь без мужа
В соблазны жен скучающих вводить
И воину порочить ложе. Славно
Он говорил и добрым по душе.
Замолкшего твой брат Орест сменяет:
«Владетели Инаховой земли,
Не меньше вас я охранял, чем тень
Отцовскую, когда убийцей стал я.
Коль словом вы сегодня освятите
Мужеубийство, граждане, вослед
Представиться вам не замедлит выбор:
Иль умирать, иль быть рабами жен.
Не то, что надо, сделать вы готовы!
Я ту, что ложе моего отца
Изменой запятнала, уничтожил.
Меня убейте — и закон исчезнет,
Без страха будут люди убивать,
О, дерзости у них, поверьте, хватит…»
Казалось, был и прав он, но рассудком
Не убедил собранья, и толпу
Другой увлек оратор — жаждой крови.
Едва-едва Оресту удалось
Добиться, чтобы вам самоубийством
Дозволили сегодня кончить жизнь.
Пилад его домой ведет со сходки.
И плачет он, и воплями друзья
В последний раз Ореста провожают.
Да, зрелище печальное глазам
Откроется уж скоро, а покуда
Готовь ножи иль петли, а на солнце
Вам не глядеть. Ни царский не поможет
Ваш сан, ни Феб с треножником своим,
Пифийский бог, вас погубивший, дети.

(Уходит.)

 

Предводительница хора

О злополучная, еще к земле
Лицо ты молча клонишь, но рыданьем
И стонами готова разразиться.

 

Электра

Строфа

Тебе ланит моих, земля пеласгов,
Серебряным разорванных ногтем,
Первая скорби кровь!
Я голову ударами осыплю
В усладу богине прекрасной,
Нежной жертве подземных!
Острым да скосишь железом ты,
Край киклопов, стеная,
Локоны в день печали.
Плач да поднимется, плач!
Царство теней открыто
Прежним вождям Эллады.

Антистрофа

Вас нет, вас больше нет, Пелопа дети.
Блаженным твой завиден был удел,
Тантала славный род.
Небесная вас зависть погубила,
Аргосцев кровавое слово.
Горе племени смертных,
Слез и страданий полному.
Мойры удары верны,
Мойры шаги так тихи!
Беды — наследницы зол…
В смене жизней печальных
Миг ни один не верен.

Строфа 1

О, если б я к камню взвилася…
Олимпа обломок,
Меж небом и нами
Повис на цепях золотых он
И кружится вихрем!
Я Танталу старому там бы
Надгробную б песню провыла:
Из крови, из крови его родились
Отцы наши, зревшие ужас.

Строфа 2

С тех пор как, легче ветра,
Четыре кобылицы
Пелоповы, взметая
Прибоя пыль, летели,
С тех пор как труп Миртила
Столкнул в седую пену
На побережье диком
Гереста Танталид.

Строфа 3

Оттуда на дом наш проклятье
И слезы — на пастбищах конных,
Которыми славен Атрей,
Ягненка руном золотым
Явил несказанное диво
Сын Майи на гибель Атрею.
Оттуда ж бег крылатый
Переменила Гелия
Златая колесница:
На Запад путь забыв,
С одною кобылицею
К Заре вернулся бог.

Строфа 4

В небе — златых Плеяд семизвездных
Перечертил Громовержец пути,
Здесь же — на смену смертям
Новые смерти, здесь ужин
С именем связан Фиеста;
С жаждой преступных объятий —
Критянки ложе коварной,
Здесь для отца и для нас
К тяжким оковам Пелопа
Новые звенья прибавил
Зевс-Громовержец.

 

Показываются Орест и Пилад.

На страницу автора

К списку «Е»

Авторы: А Б В Г Д Е Ж З И, Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш, Щ Э Ю, Я

На главную

Крупнейшая
коллекция
рефератов

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова, Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
since 2006. Москва. Все права защищены.