Лит-салон. Библиотека классики клуба ЛИИМ

ПОИСК ПО САЙТУ

 

ЛИТ-САЛОН

Список авторов

Фольклор

Комментарии

Книга отзывов

Контакты

ПРОЕКТЫ ЛИИМ:

Клуб ЛИИМ

ЛИИМиздат

Арт-салон

Муз-салон

Конференц-зал

ПРИСТРОЙКИ:

Словарь античности

Сеть рефератов

Книжный магазин

Фильмы на DVD

Клюшников Иван Петрович

Любовная сказка

I II III IV V VI VII VIII IX X

В Пассаже

Было шесть часов вечера. Газовые рожки засветились в Пассаже, он мало-помалу стал наполняться группами праздных фланеров и отчаянных меломанов, жаждущих звуков оркестра Гильмана. Около булочницы собрался кружок юных франтов без усов и с усами, нещадно коверкавших бедный немецкий язык и поглощавших несметное количество пирожков всякого рода. На скамейках у магазинов сидели солидные господа в енотовых и медвежьих шубах, храня глубокомысленное молчание и искоса поглядывая на не совсем солидные шляпки, шмыгавшие мимо их. Между людьми, по-видимому, привлеченными в Пассаж какой-нибудь особенной целью, можно было заметить молодого человека в темном пальто и пунсовом кашемировом шарфе. Заложив руки в карманы и насвистывая мотив венецианского карнавала, когда-то занесенный под наше серое небо гениальным Эрнстом и с тех пор безотвязно преследующий петербургских меломанов, молодой человек неровным и скорым шагом шел по направлению к концертной зале. При встрече с женщинами он пристально устремлял на них свои большие голубые глаза, которые, казалось, кого-то искали. Наружность его была не дурна. Густые темно-русые волосы довольно живописно выбивались из-под низенькой модной шляпы, оттеняя его бледные, приятные черты. Он уже был близко от выхода и хотел повернуть назад, как с ним столкнулась молоденькая женщина в пестром байковом салопе и зеленой шляпке; она только что сбежала сверху. Взор молодого человека невольно остановился на ней и встретился с ее взором, бойким, огненным, проницательным. Молодой человек не успел еще опомниться, как она схватила его за руку и быстро произнесла:

— Ради бога, дайте мне вашу руку…

Он не верил себе, и, несмотря на прикосновение к нему маленькой ручки, обтянутой в темную лайковую перчатку, думал, что слова эти относились к другому, что тут была какая-нибудь ошибка, но незнакомка, видя, что он колеблется, и не дожидаясь его ответа, обвила свою руку около его руки и увлекла за собой.

— Говорите со мной что-нибудь, ради бога, говорите; да будьте естественнее, проще, как будто вы идете с женой… и, пожалуйста, не говорите комплиментов, потому что по лицу мужчины можно сейчас узнать, что он говорит комплименты.

Молодой человек решительно не находил, что сказать в ответ на все это. Он был в каком-то опрокинутом положении.

В эту минуту с ними поравнялся господин высокого роста, с большими черными усами, с выразительной, угловатой физиономией, и вообще с весьма независимым видом.

Он искоса посмотрел на незнакомку и ее спутника и прошел мимо.

— Это он!— прошептала незнакомка тихим, дрожащим голосом, прижавшись к молодому человеку локтем, и потом прибавила вслух:— Не пора ли нам на музыку, как ты думаешь?

Молодой человек ровно ничего не думал, но, желая поддержать свою даму, твердо и решительно отвечал:

— Да… скоро начнут.

— Посмотрим часы.

Они подошли к магазину часовщика. Незнакомка обернулась, чтоб посмотреть, не исчез ли господин с независимым видом, и увидев, что он у самого выхода поворотил назад, снова увлекла молодого человека.

— Пойдемте скорее в залу,— сказала она едва слышно.

Они уже хотели подняться на лестницу, ведущую во второй этаж, как им встретилась девушка с скромным, невинным личиком, одетая в траур. Уста молодого человека издали какое-то восклицание, и он рванулся от своей незнакомки… но она так крепко уцепилась за его руку, что попытка его осталась решительно без успеха.

Девушка в трауре пристально поглядела на них и потом, покраснев, потупила глазки.

— Мне нужно…— пробормотал молодой человек.

— Я вас не выпущу, как хотите!— отвечала его похитительница.

Незнакомка просто втащила на лестницу молодого человека, который беспрестанно оглядывался назад, стараясь отличить в толпе знакомую ему черную шляпку: она еще долго мелькала перед ним и, наконец, исчезла из вида, смешавшись с морем голубых, розовых, белых и всяких других женских шляпок.

Когда они вошли в концертную залу, там играли какую-то польку. Публика была очень немногочисленная и притом такая, которой глаза были больше заняты, нежели уши. Слушатели глядели на слушательниц, слушательницы глядели на весьма красивый белый жилет капельмейстера, капельмейстер тоже куда-то глядел, только не в ноты, отчего в оркестре господствовала некоторая дисгармония. С хор глядели вниз, снизу глядели на хоры, казалось, все пришли более для антрактов, во время которых можно так хорошо пить чай в маленьких кабинетах — правда, несколько сырых и холодных, но зато совершенно отдельных и скрытых от любопытных взоров толпы толстыми ситцевыми гардинами. Молодой человек с незнакомкой поместились у одного из столиков, так живописно разбросанных по зале, и также начали глядеть. Не прошло пяти минут, как напротив их у другого столика появились независимые усы. Они сели уединенно и погрузились в чтение программы концерта, от времени до времени бросая исподлобья взгляды на молодую чету.

— Боже мой… он решительно не намерен отстать,— сказала незнакомка молодому человеку, также поднося довольно близко к глазам программу, вероятно для того, чтоб усы не догадались о смысле сказанной фразы.

— Скоро будет антракт,— заметил молодой человек.

— Прошу вас, будьте добры до конца, и пойдемте пить чай в особую комнату…

— От таких предложений я никогда не отказываюсь. Оркестр заиграл Djamdridi-польку, заключавшую собой первую часть концерта. Сердца меломанов сладостно встрепенулись от нетерпеливого восторга. На хорах уже задвигали стульями. Маленькая дверь с надписью «Salon du cafe-restaurant» начала довольно часто поскрипывать. Предусмотрительные люди спешили запастись лучшими комнатами. Наконец, давно ожидаемый последний аккорд грянул, и публика ринулась вон из залы, кто наверх, кто в галерею. В зале остались только несколько отцов семейства, несколько гувернанток да два-три меломана, принадлежавших, вероятно, к школе искусства для искусства. Они находились еще под слишком свежим впечатлением Djamdridi-польки и, не покидая мест своих, жаждали новых звуков.

Незнакомка с своим спутником тоже бросилась наверх и мигом очутилась в узеньком коридоре, освещенном лампами. По обеим сторонам коридора тянулся ряд дверей, ведущих в отдельные кабинеты, которые уже почти все были набиты народом. Незнакомка не позволяла молодому человеку опередить себя ни на шаг, даже для того, чтоб заказать заранее чаю. Независимые усы следовали за ними до тех пор, пока они, войдя в один из кабинетов, не захлопнули за собою двери.

Когда они остались с глазу на глаз, незнакомка нагнулась и приложила ухо к двери, давая знать жестом молодому человеку, чтоб он молчал.

— Комната рядом с этим нумером не занята?— раздался в коридоре звучный, мужественный голос.

— Все заняты,— отвечал слуга, бежавший с подносом, на котором звенели рюмки.

Вслед за тем послышались шаги, удалявшиеся из коридора.

— Он ушел. Слава богу!— сказала незнакомка и, бросившись к молодому человеку, с чувством пожала ему руку.— О! как мне благодарить вас! Я не ошиблась, я по вашему лицу заключила, что вы добрый, снисходительный человек!

— Я не так добр, как вы думаете,— отвечал молодой человек, улыбаясь.— Я ничего не делаю даром.

— Как?..— с некоторым смущением произнесла незнакомка.

— Услуга за услугу. Вы будете пить со мной чай и расскажете мне свою историю; я без этого не выйду.

— О! С охотой!— отвечала она весело. Но потом она вдруг замолчала. По лицу ее было видно, что она о чем-то раздумывает. Казалось, она уже раскаивалась в своем обещании и не знала, рассказывать ей или нет.

— Вы колеблетесь,— сказал молодой человек.

Помолчав еще с минуту, она наконец отвечала:

— Извольте, так и быть… я расскажу вам все откровенно, тем более, что я не мастерица сочинять и что вы внушаете мне доверие… Знаете, я немножко физиономистка.

— Постараюсь доказать вам, что я достоин этого доверия.

— Вы можете оправдать его, не вынося отсюда того, что услышите.

— Даю вам слово, если только слово незнакомого человека для вас что-нибудь значит.

Им подали чай. Молодой человек предложил своей даме папироску, которую она закурила. В продолжение рассказа ее он мог подробнее рассмотреть ее одушевленные, выразительные черты, потому что она поместилась прямо против него на диване.

I II III IV V VI VII VIII IX X

На страницу автора

К списку «К»

Авторы: А Б В Г Д Е Ж З И, Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш, Щ Э Ю, Я

На главную

Крупнейшая
коллекция
рефератов

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова, Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
since 2006. Москва. Все права защищены.